• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тихотворение (список заголовков)
02:37 

еще и здесь

представь: я по-турецки сижу на траве, перебираю твои волосы и тихо напеваю: «нуту садгац ак арис, шэни лурджи твалэби, арапэрс давишурэбди, эртхэл ром мат шэвхэбоди…»*

я тебя буду очень ждать
черной маленькой птичкой
на твоей тыльной

за меня душа говорит,
вполголоса, оберегая, поцелуи бросая на шею, как мелочь.
чтобы вернуться.
© Ника Олич



«слушай, мне без тебя никакого совсем житья».
желтым правым дуплет, два зеленых в углу. но
тебя невозможно не видеть, и поэтому просто я
честно делаю вид: по дну кружек гоняю листы улуна.
всегда будет и есть: любовь внутривенно, сердце навыверт,
подкостный хруст,
поцелуи и вздохи, минуты томления, крик до дрожи.
ни к гадалке, ни к доктору не ходи, диагноз один:
переизбыток чувств.
и от этого смятое платье щекотит изнанку кожи.
мои гордость с тщеславием посажены там, в груди,
и растут, как ни в чем не бывало; когда их уже срубят?
белые точки и пятнышки на ногтях (я отчаянно верю
годов с пяти) -
это признак того, что меня еще ждут и любят.

ничего в этом мире не делится пополам, и на это
находится сотня твоих счетов и сотня моих причин.
я обхватываю руками больную голову. кутаюсь в запахе амаретто.
улыбаюсь.

и мы поразительно долго, пронзительно гулко с тобой молчим.

*перевод песни Нино Катамадзе: «неужели где-то здесь твои синие глаза, ничего бы не пожалела, чтобы раз до них дотронуться…»

@темы: тихотворение, заяц, вряд ли ты поймешь

22:21 

не звони сюда

тому Максиму, что выжег почти год моей жизни
напоминаю, выход по-прежнему там ----



ты прикидываешься, что ее кукольность дает тебе то,
что когда-то я не смогла должным образом обеспечить.
ты с ней спишь. ситуация именуется кодовым «мы никто».
а тебя окружают одни, непременно одни жлобы.
и куда им тебя – самого ТЕБЯ! – до конца понять.
нет, им легче тебя помять, чем ТЕБЕ перечить.
и это, наверное, в прошлом все объясняло бы,
если бы ты не тревожил при этом (всегда) меня,
чтобы всех калечить.

дорогой, я пишу не тебе, говорю не тебе – завяжи-ка ты узелок
на память. я просила молчать. ты не выдержал и сорвался.
тот красивый год все-таки назывался
годом нашей любви. я храню до сих пор открытки
и, как ты мне любил говорить, вечерами плюю в потолок.
берегу убытки.

хочешь чаю? нет, не хочу я.
под собою я ног не чую.
выручаю.
хожу.
врачую.


а ко мне, тем не менее, клеился тот, у кого фамилия – это свет_личный.
я измазала пальцы и пяльцы, руки и брюки в фиолетово-темной краске:
я тебя колупала, как приготовленный мамой пирог черничный.
одевала на голову каски, меняла маски.
и звонила, писала письма далекой Польше, на карте метила города.
я тебя уверяла, что в Питер-то мы поступим.
я тебя проверяла - а ладно ли, крепко скроен?
но вот [только отныне больше] не звони никогда сюда:

абонент для тебя временно недоступен. абонент тебя временно недостоин.

@темы: к черту, тихотворение

19:19 

по заказам радиослушателей

стих-ние, одно из немногих, которое еще нравится мне самой:

***
Он оставляет сообщение ей: «Зима не может быть вечной. Не пей».
© Евгений Синицкий

Марта чует, что нужно валить, пока у весны не истек гарантийный срок.
До среды ей три скуденьких дня, после – только билет на поезд.
Она рано встает, надевает его футболку, варит на кухне грог,
детским пляшущим почерком дописывает очередную повесть
о том, как они отдыхают на море, воруют пастельные, ароматные ночи
у самих себя. Ей не кажутся их отношения странными. Нет, напротив,
Джек щекочет Марту и слушает, как она громко ругается и хохочет.
Он ей в сердце втыкает оставшийся красный колючий дротик.
А потом Джек съезжает со съемной квартиры. Он успеет еще до Марты
и до марта. Купит цветов для новой леди - кудрявой Эстер.
Джек меняет лица. Джек уходит на новое место – в соседний квартал.
Джек уходит от Марты, не закрывая дверь.

Марта думает, что люстры, которые отражаются в окнах, на самом деле
зажигаются в небе. По ночам Марта вслух произносит его имя
и читает стихи собаке. Засыпает трудно: чудятся ей маленькие качели,
которые быстро кружатся-движутся-кружатся между ними.
Марта мнет под собой одеяло. Ей приснилось, что они отдыхают на мо…
Только это ведь было. Электрический ток замыкает в столбе позвоночника.
Марта не отражается в собственном небольшом и кривом трюмо.
Марта считает, что сходит с ума и что ей уже не помочь никак.

Джек целует Эстер, засыпает с красивой Джулией, просыпается у Сюзон,
утром кофе с Дайаной, на обеде у Алекс, в ресторане с улыбчивой Мэри.
Джек целует их всех. Вспоминает о Марте. Убеждает себя: резон
в том, что надо уйти по-тихому. По-английски. Вовремя. Без потери.
Марта молча сидит в своей комнате. Марта не делит себя ни с кем,
кроме Джека. Марта тикает вместе с часами. Со всех четырех сторон
наступают поклонники. Джек становится black. А клешни у железных клемм
разжимаются. Марте теперь уже кажется это из ряда вон…
Через пару недель Джек бежит от Эстер и от Алекс с красивой Джулией.
Он находит какую-то будку. С разбега заскакивает в ближайшую радиорубку.
Джек совсем не уверен, Джек конфузливо думает – а скажу ли ей?
Он кричит в микрофон: «Марта, возьми же ты, наконец, трубку».

@темы: мп, после, тихотворение

нас двое, а это значит, кто-то сверху спокоен

главная